Хотите сдать жильё для отдыха? Добавьте бесплатное объявление!

Центр планерного спорта

Центр планерного спорта на горе Узун-Сырт
Гора Клементьева

Отправляясь на отдых в Коктебель, туристам следует знать, что это не только замечательный курортный посёлок, уютный частный сектор которого предоставляет отдыхающим удобное жильё в Коктебеле для комфортного отдыха. Коктебель без преувеличения можно назвать колыбелью становления отечественной авиации и планеризма. Дело в том, что расположенная здесь гора Узун-Сырт создает такие сильные восходящие воздушные потоки, что в этих местах существуют идеальные условия для занятий планеризмом, парапланеризмом и дельтапланеризмом. В мире есть еще, кроме Узун-Сырта, только одна подобная гора – Харрис-Хилл, – которая находится в Соединенных Штатах. Ныне гора Узун-Сырт имеет еще одно название – гора Клементьева. Так она была названа в двадцатых годах прошлого столетия в честь погибшего здесь во время испытаний своего планера испытателя-планериста Петра Клементьева.

В Крыму много легенд, и почти все они очень древние. Но с горой Узун-Сырт, пожалуй, связана самая молодая легенда, еще не успевшая порасти быльем. А дело было так: однажды, на заре воздухоплавания, в начале двадцатых годов двадцатого века, двое знаменитых людей – поэт Максимилиан Волошин и авиатор Константин Арцеулов, один из первых покорителей «штопора» - самой сложной фигуры высшего пилотажа, прогуливались по дороге из Коктебеля в Феодосию. Внук знаменитого мариниста Ивана Айвазовского рассказывал своему другу об авиации и пытался объяснить, что такое восходящие потоки. По пути они поднялись на гору Узун-Сырт, и перед ними открылся великолепный вид живописной долины. Эмоциональный Волошин в восхищении принялся декламировать стихи и от избытка чувств порывисто бросил свою шляпу навстречу южному ветру. Шляпа, подхваченная порывом ветра, не упала на землю, а сначала замерев на месте, затем, покачиваясь, поднялась вверх и, пролетев по воздуху, плавно опустилась на землю. Поэт был в восторге: он наглядно увидел, что собой представляют восходящие воздушные потоки. Арцеулов же, оценив достоинства горы, привёл сюда авиаторов и планеристов – своих единомышленников и друзей. Узун-Сырт стал местом органического слияния стихий – неба и гор. Ветра, постоянно дующие над склонами хребта, образуют обтекающие восходящие потоки, которые позволяют осуществлять парение на различных аппаратах. Это и сделало Узун-Сырт колыбелью планеризма в нашей стране.

Подковообразный хребет, замыкающий Баракольскую долину в своеобразную чашу, создает условия для возникновения уникальных восходящих потоков, которыми так славится Узун-Сырт. Воздушные волны, плавно обтекая гору и перекатываясь через ее пологие и невысокие хребты, попадают в другую долину. По пути образуются такие упругие струи воздуха, что на них могут парить летательные аппараты – планеры, парапланы, дельтапланы. Как говорил Леонардо да Винчи, что крылья являются локтями, которые опираются на воздух. Воздух Узун-Сырта как раз такой, на который можно хорошо опереться. Как говорят планеристы, он держит. Гора расположена так, что при любом ветре можно найти удобные потоки обтекания, однако для полетов самыми благоприятными считаются северный и, особенно, южный ветер. При нём можно делать многократные переходы в термики из потоков обтекания и обратно, к небу и обратно. Смена открывающихся вокруг пейзажей наряду с уникальным разнообразием воздушной ситуации, завораживали попадавших сюда пилотов. На них обрушивались неведомые дотоле, близкие к счастью, ощущения. Узун-Сырт, который все планеристы уважительно и коротко зовут Гора, вызывает к себе великое почтение и преклонение.

Как уже говорилось, гора Узун-Сырт в 1924 году была переименована в гору Клементьева. Ещё в гражданскую войну Пётр Клементьев был направлен в Царицын в отряд гидросамолетов, и, начав в нем мотористом, он вскоре стал лётчиком. После войны он обучал севастопольскую молодежь лётному делу, а потом работал инструктором в Самаре. Позже, обучаясь в московской Академии воздушного флота, он увлекся планеризмом и самостоятельно, при помощи рабочих трамвайного депо, построил свой первый планер «Комсомолец». С ним Клементьев приехал на всесоюзные соревнования в Крым и совершил на нём свыше двадцати полетов. Один из них стал для лётчика последним: во время полёта летательный аппарат треснул, его крылья сложились, и пилот рухнул на землю с высоты в полтысячи метров. Вскоре после этого Узун-Сырт стал называться горой Клементьева. Спустя полвека после первых планерных испытаний, в сентябре 1973 года, на переднем плане Горы был установлен памятник всем влюбленным в крылья и воздух. На серебристом, обитом дюралем, семиметровом постаменте сейчас стоит модель планера, который подобно флюгеру, поворачивается, согласуясь с направлением ветра. На мраморной доске обелиска высечены слова знаменитого авиаконструктора Олега Антонова: «Пока будут существовать восходящие потоки, будут люди, которые стремятся летать».

Кстати, в свое время Коктебель был переименован в Планерское, и долгое время так и назывался. Это уникальное место стало стартовой прямой в начале пути для легендарных авиаконструкторов О. Антонова, А. Яковлева, С. Ильюшина, создателя космических аппаратов академика С. Королёва. В 1977 году на горе Клементьева была создана Научно-исследовательская планерная база ЦАГИ, которая в 1992 году была реорганизована в Центр планерного спорта «Коктебель». Здесь постоянно стартуют в небо на планерах, парапланах и дельтапланах любители полётов, которые состязаются на Горе с ветром и птицами. В 1970 году здесь был открыт музей планеризма, который позже был перенесён в Феодосию. И сегодня это легендарное место, как и много лет назад, влечёт людей-птиц в Коктебель. Дельтапланеристы многих стран приезжают сюда, и всех их объединяет Гора. Сейчас на горе Узун-Сырте, кроме Центра планерного спорта, работают ещё два официальных центра воздухоплавания – парапланерный клуб «Бриз» и республиканский дельтапланерный клуб.